Интервью с Петром Давыдтченко 8 668
-1+1 3

petr-davydtchenko-interview

Реальное имя: Петр Давыдтченко
Возраст: 27
Национальность: Русский
Проживание: Лондон, Англия
Деятельность: Художник
Ссылки: http://petrdavydtchenko.com

Курсируя между Стокгольмом и Лондоном, русский художник Петр Давыдтченко работает преимущественно с эфемерным перфомансом и скульптурой. Он изучал изящные искусства в шведском Konstfack, а сейчас — скульптуру в лондонском королевском колледже искусств. Его работы — микс разных форм — видео, фотографии и инсталляции, сопровождает общее ощущение нутряной новизны.

Эстетика и настроение работ — отголоски флюксуса — движения, которое освобождало искусство от академической упаковки, помогая ему происходить в режиме «здесь и сейчас», беря в оборот сырые материалы. Давыдтченко интересует искусство как эфемерная субстанция. Он использует оккультные символы, которые соединяют различные культурные коды. Используя эстетику минимализма и порой самого себя как объект фокуса, исследование культурных и социальных категорий у Давыдченко получается более глубоким и осмысленным.

— Что ты считаешь основными средствами связи с публикой?
— К каждому из проектов я подхожу по-разному, но обычно я стараюсь вовлечь зрителей в процесс, напрямую приглашая их участвовать. Когда я создаю инсталляции, я с самого начала думаю об интерактивном аспекте — моя работа не получиться цельной без аудитории. Ритуал — одно из главных средств связи между публикой, мной и работой. Подготавливая пространство для конкретного события, я стараюсь создать новое измерение, где известные коды теряют свое первоначальное значение. Вместо него создается новое, которое уникально и открыто для всех участвующих.

— Я думаю, что речь идет об операциях с разными культурными кодами и референциями. Правильно ли это понимание?
— У меня есть возможность собирать коды из разных обществ — я жил в России, потом переехал в Швецию, теперь живу в Англии. Коды различаются в каждой из этих культур и субкультур. Адаптация к ним и их правильная интерпретация занимает время, и я думаю, что понять их полностью практически невозможно. Я сочетаю опыт, собранный из Санкт-Петербурга, Стокгольма и Лондона — это позволяет мне выстроить частично бессознательный и интуитивный фундамент, на котором базируются мои практики.

— Над чем ты рефлексируешь? Мне кажется, что, может быть, это переосмысление Русской православной церкви, нацизма и общества. Как ты можешь прокомментировать это? Как твое происхождение влияет на твое искусство?
— Оно играет ключевую роль и служит источником вдохновения. Воспринимая свои практики как ритуал, я стараюсь связываться с тем, что повлияло на меня в ходе моей жизни. Я размышляю о религии как части социальной структуры. В моих работах всегда есть элемент опасности и угрозы — иногда он не очень явный, но он всегда есть.

— На каких социальных темах ты фокусируешься?
— В основном, это тема насилия, страха и коллапса структур. Мне интересно, как вещи начинают умирать изнутри. Это и есть тот круг жизни, который меня очаровывает. Ведь из этого появляется возможность, что нечто может очиститься, сакрализироваться или же родиться заново.

— Каковы новые настроения и темы в искусстве, которые близки тебе? Может, какие-то прошлые направления в искусстве?
— На мое видение того, каким может быть искусство, очень повлиял Флюксус 60-х. Сейчас в искусстве огромное место занимает тема протеста, но она была всегда, изменились лишь методы выражения. Я нахожусь в постоянном поиске искусства, которое схватит меня за горло — я видел много всего в разных странах, но это ощущение удается испытать очень редко. В настоящее время я очень вдохновлен тем, что делает Яннис Кунеллис, Элизабет Прайс.

— Что ты думаешь о современном искусстве в России и волне интереса к нему, подогретому перфомансом Pussy Riot?
— Я не уверен в определении того, что представляет из себя русское искусство сейчас — не могу сказать, что хорошо знаком с ним. Мне бы хотелось больше разноообразия в том, чем может быть «современное искусство в России». Оно не всегда должно быть экстремальным, хотя я понимаю, что это неизбежно.
Я был на открытии «Gaiety is the Most Outstanding Feature of the Soviet Union» в лондонской Saatchi Gallery. Шоу демонстрирует новое русское искусство. Я надеюсь, что растущий интерес к нему даст толчок для развития молодых художников в России.

— Ты был многообещающим скейтером. Как эта субкультура повлияла на твою личность?
— Через скейтбординг я научился противостоять физическому страху. Я не думаю, что это можно увидеть в моей личности — скорее в способах работы над проектами. Я стараюсь исполнить идею, несмотря ни на что, иногда доходя до крайней точки изнемождения. Это похоже на то, как ты оттачиваешь трюк 20-30 раз — пока не приземлишься и почувствуешь удовлетворение. Хотя даже падение доставляет удовольствие особого сорта — это часть и жизни, и искусства.

— Расскажи о своих последних проектах — о чем было шоу «Mental Properties. European Autumn». Над чем ты работаешь сейчас?
— «Mental Properties» — долгоиграющий проект, он запланирован как серия выставок. European Autumn — точка отсчета и на ней я презентовал несколько работ, сделанных за 3 года.
В этой выставке я фокусировался на ментальной собственности, отсылках к религии и власти государства в связи с человеческим телом и моралью в современном обществе. Это шоу как какая-то идеальная деревня, где все же что-то неправильно. Вернее, совсем не так.
Недавно я сделал интерактивный перфоманс под названием «Petty Vanities». Люди были приглашены побрить головы и выпить водки. Я планирую использовать собранные во время представления волосы для создания скульптуры. Мне очень интересно поработать с таким материалом.

— Нужно ли художнику иметь собственный фирменный стиль или это невозможно в мире современного искусства, где все повторяется?
— Я думаю, что у каждого художника свой подход, но это необязательно «фирменный стиль». Это развивается в течении многих лет. Даже если ты повторяешь или копируешь кого-то — интерпретация будет собственной. Конечно, если все идет от сердца.

— Чего ты боишься?
— Боюсь смерти. Или умереть слишком рано. Я хочу прочувствовать все стадии жизни и роскошь старения. Я хочу сохранить острый ум и способность оставаться сконцентированным настолько долго, насколько это возможно.

Текст: Дарина Обухова

One Comment

  1. I’m not sure where you are getting your information, but great topic. I needs to spend some time learning more or understanding more. Thanks for great information I was looking for this information for my mission.

  2. I would like to thank you for the efforts you’ve put in writing this blog. I am hoping the same high-grade blog post from you in the upcoming as well. In fact your creative writing skills has encouraged me to get my own website now. Really the blogging is spreading its wings rapidly. Your write up is a great example of it.

  3. Hello, you used to write wonderful, but the last several posts have been kinda boring¡K I miss your great writings. Past several posts are just a little bit out of track! come on!

Добавить комментарий

Connect with Facebook