Video Game 3 682
-1+1 1

Live video mix by an angelico at Global Gathering Freedom Music 2010 Borovaja airport, Minsk

К сожалению, в Беларуси в ближайшей перспективе трудно говорить о создании независимых художественных площадок, представляющих реальную альтернативу государственным культурным институциям и «Союзу художников». Скорее всего, будущие несколько лет пройдут под девизом формирования арт-групп и сообществ со схожими взглядами на искусство и – вне институций. Однако в Беларуси есть художники, которые уже работают в этих условиях. Один из примеров  – группа видеохудожников «an angelico», которая более десяти лет презентует видеопроекты в Беларуси и за ее пределами. Антон Слюнченко, один из основателей  арт-группы, рассказал Александру Колесникову о преимуществах коллективного труда, «идеальной ситуации» для художника и оставленных без внимания девяностых.

Кто входит в состав группы и над чем она работала в момент ее основания?
Мы основали группу «an angelico» на Новый год (2000/2001) в Варшаве вместе с Виталием Дегтяревым, с которым изучали дизайн в минском художественном училище имени Глебова (1990-1996). Первое, что мы решили сделать вместе, был дизайнерский проект перекидного календаря с графическими портретами. Мы хотели как-то себя идентифицировать и назвали календарь «an angelico 2002». И даже пробовали его продать. Сегодня я вспоминаю, как я ездил по банкам и фирмам, искал людей, которых он сможет заинтересовать. Мы были наивными и неопытными. Но интересными были и причины отказа: кому-то было нужно, чтобы мы состояли в «Союзе художников», или нам отвечали, что нужны цветные работы, а не ч/б. После календаря «an angelico» мы решили дальше заниматься видео.

Почему видео?
За годы учебы в Варшаве, я познакомился с творчеством самых известных видеохудожников в мире, с некоторыми из них мне даже удалось пообщаться лично. Огромное впечатление на меня произвела культовая японская группа «dumb type»( www.dumbtype.com), Нам Чжун Пайк, Гарри Хилл, американец Бил Виола. В конце 1998 года я побывал на первой ретроспективной выставке Билла Виолы в Амстердаме. Билл Виола – это пионер видеоарта, который еще с 1960-х годов проводил первые эксперименты с телевизорами. Он и художники его круга сжигали телевизоры, показывали видео на горящих экранах, играли на горящих пианино. Но позже Бил Виола очень чисто вышел в видеоарт и занялся непосредственно изображением и видео инсталляциями. Словом, я быстро понял, что хочу заниматься только видео. Осенью 2001года, на международном минском фестивале «Транзит 01», который проводила Татьяна Новикова, мы впервые показали свою видео инсталляцию. Для нас все прошло удачно: мы показали видео внутри и даже снаружи здания Музея кино. Наверное, в 2012 году это странно услышать, но тогда мы совершенно спокойно вместе с милицией смотрели видео на стене гостиницы «Минск».

Потом мы познакомились с людьми, которые начинали «Rave» движение в Беларуси. Быстро влились в этот мир и стали показывать видео в клубах. Клубная культура в конце 1990-х – начале 2000-х принципиально отличалась от того, что происходит сейчас. Была музыкальная политика. Это значит, что вечеринки и клубы не могут быть «для всех». Каждый клуб, как правило, рассчитан на «свою» публику, которая интересуется определенной музыкой и при этом ведет специфический образ жизни. В 1990-х и в начале 2000-х в Минске все это было. Были клубы для поклонников металла и панк-рока, техно и rave. Эти музыкальные сообщества в Минске развивались очень динамично. У меня было ощущение, что в Минске живет лучшая публика в мире. А я к тому времени видел дискотеки в Голландии, Польше, Швейцарии, Франции.

В последнее время в Беларуси говорят об искусстве восьмидесятых прошлого столетия и совсем недавно прошедших «нулевых». А чем были девяностые годы для белорусского искусства?
Когда я писал о «Live Performers Meeting» и вспоминал выставку живописи австралийских аборигенов, я хотел сказать, что в 1990-х не все было так плохо, как многим кажется сегодня. Были выставки Игоря Тишина и Натальи Залозной, которые демонстрировали высочайший уровень и этим морально поддерживали многих художников. Это было очень важно, у нас же за весь советский период были лишь какие-то обрывки того, что позволяла советская система. Например, художники знали, что хорошим бизнесом будет написать двадцать портретов Ленина, потому что ты обязательно их продашь. Но художники относились к этому только как к халтуре и даже не думали об этом как о поп-арте.

Наш курс закрывал целую эпоху, связанную с училищем имени Глебова. Во время нашей учебы с 1990 по 1995 год там еще преподавали Игорь Тишин, Наталья Залозная, Алла Александровна Близнюк. Игорь Тишин, например, мог дать студентам задание нарисовать натюрморт в стиле кубизма или объявить всему классу: «Матисс и постимпрессионисты!». До этого студенты проходили все эти направления только в теории, на лекциях по истории искусств, а на  практике все четыре года «точили кувшины» в академическом направлении. Теперь вместо того чтобы «точить» академическую школу, они выставляли на просмотрах кубизм и абстракцию! В 1997 году Игорь Тишин реализовал проект «Легкое партизанское движение», после которого я понял, что в искусстве один из самых важных моментов – создание идеальной ситуации.

Что такое идеальная ситуация?
Например, создание такой ситуации – это показ мод. У дизайнера есть только 10 минут, которые должны стать для него и зрителя идеальной ситуацией. Он подбирает моделей, интерьер, музыку, освещение, в это вкладываются миллионы долларов. Десять минут для того, чтобы зрители прониклись идеей художника, чтобы добиться нужного у них настроения.

У Игоря Тишина удалась эта идеальная ситуация. Он нашел «хатку» прямо в центре Минска, в которой жили пьяницы, где нет даже пола (сырая земля) и развесил в одной из комнат свои работы. Войдя в этот огород ты спрашивал себя: Разве тут что-то есть? А потом, зайдя внутрь, понимал, что там есть все! Повсюду хлам, мусор, потрет Гитлера, партизаны, плохо натянутая живопись на стенах, рисунки на картоне, горы грязной одежды из секод-хэнда. Было чувство, что шел какой-то 1945-ый год. На картинах пьют партизаны и через полуоткрытую дверь видно как пьют такие же «партизаны». У них накрыт свой стол, а у художников, в соседней комнате, свой. Это была каша, но в ней все было гармонично. Он создал там идеальную ситуацию.

Антон С. и Андрей Д. на выставке «Легкое партизанское движение» 1997, Минск. фото Андрей Дурейко

Еще один недавний пример – это письмо «Преступление совести» Дениса Лимонова. Пример для учебников. Он доказал, что искусство можно делать везде и в любое время. Он не жаловался на наш политический строй, на отсутствие публики, галерей и так далее. Это письмо создало атмосферу, в которой многие белорусские художники почувствовали себя неловко. Денис Лимонов поступил так, как должен был поступить каждый. Но, как мы видим, всегда существует очень много «но». Один за что-то боится, другого что-то не устраивает, а Лимонов взял «как есть» и создал идеальную ситуацию, которая в искусстве играет самую главную роль.

Мы работаем совершенно в другом поле, но стараемся действовать в этом же ключе, ищем свою идеальную ситуацию. Например, я пытаюсь создать ее, когда показываю наше видео на фестивале «Global Gathering» (www.youtube.com/anangelico), где собирается 15 – 20 тысяч человек. Только вместе с публикой, светом, музыкой и нужной атмосферой, наше видео на экране начинает жить. Конечно, не все люди могут это понять. Например, Руслан Вашкевич и Сергей Кирющенко как-то просили меня, чтобы я пригласил их посмотреть на то, чем занимаюсь. Но если они придут, они же будут смотреть на экран, а нужно воспринимать ситуацию целиком, как перформенс! Наше видео бесполезно смотреть на мониторе компьютера. Выступления на «Global Gathering» я рассматриваю как глобальную видео инсталляцию под открытым небом, в которой люди – ее часть.

Live video mix by an angelico at Global Gathering Freedom Music 2010 Borovaja airport, Minsk

Какой свой проект ты считаешь самым сильным?
В 2001 году у нас был интересный проект «Dialogue» со швейцарской художницей Lisa Stauffer и Андреем Савицким (звуковое сопровождение) в «Доме Дружбы». Выставка получилась импульсивно: директору «Дома Дружбы» нужно было срочно что-то показать чиновникам из Министерства и мы для него стали настоящим подарком. Под «международный проект» нам бесплатно выдали выставочное оборудование, пригнали целый фургон работников, которые выстроили по моему проекту павильон, напоминающий корабль. Мы расставили аппаратуру таким образом, что звуковая волна перекатывалась с одной части зала на другую. На одном «борту» мы показывали наше видео, а на другом были работы швейцарки, гобелены. Вообще-то выставка должна была называться NOE, что созвучно Ною, построившему ковчег, но чиновникам был нужен «Dialogue».  На третий день директор «Дома Дружбы» понял, что утратил контроль над ситуацией. Он ничего не понимал в искусстве и был в замешательстве от наплыва людей. Поэтому выставка получилась немного короче запланированного срока.

Виталий Дегтярев и Антон С. (an angelico group), Lisa Stauffer, Андрей Савицкий на выставке «Dialogue» 2001, Минск

Ирина Соломатина недавно написала, что белорусским художникам «почти ничего нельзя создавать вместе, но фатально ничего нельзя сделать и по отдельности». Но ваш пример доказывает, что вместе создавать все-таки что-то можно…
У нас с Виталием Дегтяревым нет строгой договоренности, что мы группа. Это наше естественное состояние уже более десяти лет. И я считаю, что когда мы выбрали путь коллективного труда, то поступили правильно. Вместе нам работать гораздо проще, чем поодиночке. К персональной выставке в полной мере, наверное, мы пока еще не готовы, но, новая серия открыток, которую мы выпускаем в настоящий момент, может служить способом фиксации каких-то важных моментов «an angelica» и близких к ней людей за последний год. Это, в том числе, доказательство того, что мы, художники из Минска, уже более десяти лет создаем искусство, основанное на коллективном труде.

Однажды мой отец сказал мне, что художник не только должен создать произведение искусства, но и публику, которая его увидит. Мне кажется, группе «an angelico» удалось создать такую среду. За четыре последних года у нас никто не спросил, что конкретно мы будем показывать, хотя иногда мы выступаем перед десятками тысяч человек. Те, с кем мы работаем, в нас не сомневаются. Это и есть часть нашей публики. Сегодня я смело могу заявить, что полностью реализую свои мечты. И это происходит в Минске.

Беседовал Колесников Александр с Антоном С.

One Comment

  1. Hey, you used to write superb, but the last few posts have been kinda boring¡K I miss your super writings. Past couple of posts are just a little out of track! come on!

  2. I simply needed to say thanks all over again. I am not sure the things I would’ve used without the concepts shared by you over this situation. It became the scary condition in my position, but discovering your skilled technique you handled the issue took me to leap for happiness. Extremely grateful for this advice and then believe you comprehend what an amazing job you happen to be getting into educating people through your site. I know that you haven’t encountered all of us.

  3. Does your weblog have a contact page? I’m having a tough time locating it but, I’d like to send you an e-mail. I’ve got some suggestions for your blog you may be interested in hearing. Either way, wonderful site and I look forward to seeing it expand over time.

Добавить комментарий

Connect with Facebook